четверг, 9 июля 2009 г.

-18. Riker, W.J. Democratic legitimacy and the Reason Will of the People.

Riker, W.J. Democratic legitimacy and the Reason Will of the People // D.A. Reidy and W.J. Riker (eds.) Coersion and the State. - Springer, 2008. - P. 77—94.
Полноценно оправдать применение насилия государством, ссылаясь на идею морального обоснования или обоснования необходимостью справедливости сложно, так как из морального принципа еще не следует то, что государство может его воплощать, а справедливость толкуется разными группами по разному, как процедурно, так и сущностно. Поэтому нормальным способом обоснования является обращение к легитимности.
P. 79 “Justice and legitimacy are distinct moral properties that a state might possess. Justice refers, in the broadest sense, to some appropriate distribution of benefits and burdens (however defined) among the morally significant entities (e.g., individuals, associations, peoples) in a society (domestic or global). Political legitimacy refers to a state's right or authority to use coercive force against its citizens to compel obedience to its laws. Most believe that justice and legitimacy vary somewhat independently of each other”.
С. 80—81 Если подходить к демократии с позиций теории агрегирования, то обосновать легитимность насилия не получается, потому что нет единственно правильного способа агрегирования, нет уверенности в том, что частные интересы граждан можно преобразовать в интерес общий, а также ясно, что граждане не должны обосновывать свои предпочтения. В то время как государство нуждается в обосновании своего права применять насилие и в возможности отсылки в общей воле.
С. 81—82 Соревновательный подход к демократии выгляит более реалистичным, но для обоснования легитимности государственного насилия подходит еще меньше, потому что здесь совершенно нет никакого морального обоснования и отсутствует ссылка к какой бы то ни было общей воле.
С. 83—84 Лучше выглядит делиберативный подход, который предлагает иею рационального обоснования решений при опоре на либеральные ценности уважения мнения каждого. Здесь не требуется консенсуса, однако от граждан и политиков требуется обоснование своих предпочтений в таком виде, в котором это будет понятно окружающим.
В «Теории закона» Филип Зопер пытатся объединить республиканские и делиберативные идеи. Делает это он критикуя работу Харта «Понятие права». Харт утверждает, что можно говорить о нормативной силе закона тогда, когда есть несколько условий: 1) граждане и чиновники подчиняются законам, 2) законы принимались в соответствии с процедурами принятия законов, 3) правила принятия законов хорошо усвоены чиновниками (политиками). Проблема здесь заключается в том, что законы отображают предпочтения политиков, а не граждан. Зопер же считает, что граждане будут уважать закон только тогда, когда у них есть для этого веские моральные основания. Вторая проблема: по каким причинам политики принимают правила принятия законов? Это может быть и частный интерес. Но граждане будут доверять им и их процедурам только тогда, когда они будут видеть, что политики стремятся к справедливости для всех. Зопер не пытается определить, какова будет верная справедливость, поскольку считает, что отсутствие согласия по этому поводу неизбежно для любых обществ. Главное в этом вопросе, чтобы политики ссылались на представления, которые существуют в обществе и, таким образом, были понятны гражданам.
Подход Зопера предполагает два типа реципрокности: 1) «реципрокность на будущее» – вера в то, что политики будут печься об общем благе во время введения и исполнения законов, а также 2) «реципрокность в оправдании» - политики должны искренне апеллировать к теории справедливости или общему благу, которые являются элементов публичного дискурса или традиции.
С. 88—94 Ролз о законе и легитимности
Ролз исходит из того, что в современном обществе нет единства мнений относительно того, какое оно общественное благо, и из того, что многие люди не разделяют демократические ценности, но при этом и не пытаются отрицать основ либеральной демократии. Решением становится принцип политического либерализма, когда мы искренне верим, что действия, предпринимаемые политиками/чиновниками могут быть рационально обоснованы так, чтобы остальные граждане тоже могли принять их как обоснованные. Основной отсылкой для обоснования будут являться либеральные принципы, которые могут быть разными, но должны основываться на базовых либеральных представлениях. Это идеи политических прав и свобод, которые могут быть включены в писанные конституции, а также представления о социально-экономической справедливости, которые в конституцию не входят.
Идеи, на которые опирается легитимация, должны быть доступны в публичном политическом дискурсе, они должны быть доступны всем членам политии. Базовые идеи здесь:уважение к личности, минимальные социальные гарантии, свободная и равная для всех система социального соревнования. Под эти критерии подходят многие комплексы идей: например, политический либерализм, который развивал сам Ролз, или теория дискурсивная теория Хабермаса, или представления католиков об общественном благе.
Так или иначе здесь есть простор для развития. И простор этот нужен потому, что всегда существуют различные понимания и приоритеты, которые усиливаются и ослабевают и могут в большей или меньшей степени определять политическую жизнь.
Остается нерешенным вопрос о том, а что делать, если группы или индивиды не желают признавать базовые либеральные принципы.


Комментариев нет:

Отправить комментарий