среда, 4 сентября 2013 г.

203. Опять 25! Альбац говорит, что политической науки в России нет.

Пройдя по ссылке можно прочитать статью Евгении Альбац о том, что не будет программы по обучению российских студентов за рубежом. Это не хорошо. С этим сложно не согласиться. Обучение в разных местах расширяет кругозор.
Но внимание привлекло не это, а другие довольно странные слова: замечания более личные, но касающиеся вопросов профессиональных.
Я не только научилась быстрочтению и прочитала тысячи страниц, поражаясь тому, что то, что занимало мою голову столько лет, на самом деле десятки раз уже продумано другими, сделаны исследования, написаны книги (и да, я поняла, что советская власть нас чудовищно интеллектуально обокрала, скрывая знание за железным занавесом) — политических наук в СССР не было, нет в России и сейчас — ну разве за исключением работ Российской экономической школы. Не было и социологии, да и сейчас она на примитивном уровне.
В СССР и России все с общественными науками было плохо — это очень распространенное мнение. Очень выгодное мнение, если задуматься. Потому что если не было ничего, то теперь можно и не изучать то, что было. А было разное. Тут я во многом полагаюсь на мнение старших коллег, которые работали еще в Академии наук СССР. В ходе обсуждений периодически выясняется, что  не знаком с именами, которые знать нужно бы. Даже стыдно не знать.
Но я и не претендую на широкие познания. А Е. Альбац, видимо, претендует. И это производит странное впечатление.
Если ее так хорошо научили искать авторов различных идей (а это в статье описано крайне эмоционально — чтобы подчеркнуть значимость этого навыка), то отчего же она не может найти своих предшественников и считает, что кроме РЭШ ничего в российской политологии нет? Сама она работает на факультете прикладной политологии ВШЭ, где кроме прочих работает и вице-президент Мировой ассоциации политической науки, бывший президент Российской ассоциации политической науки М.В. Ильин. Есть там и другие достойные люди. Точно также, как есть они в других вузах и исследовательских институтах. И не только в Москве. Конечно, проще о них ничего не знать. Такое бывает, если глубоко закапываться в своих узкие исследовательские интересы. Но нужно же понимать, что твоя узкая область — еще не вся наука.
Странно, что в мировой политической науке признают  российских политологов (как признавали существование советских политологов), а Альбац им в существовании отказывает.
Не так давно читал один текст из Петербурга, где намекали, что в России научное изучение политики происходит только в одном месте — в Европейском университете в Санкт-Петербурге. Ей богу, не понимаю, они это серьезно? А в лицо сказать это всем своим коллегам, с которыми они на российских и международных конференциях встречаются, такое слабо?
Очень странным мне кажется это игнорирование своих же коллег. Понятно, что в США и трава зеленее, и политология статистикой насыщена больше (говорят, что это важное достоинство — правда, не все так говорят, однако это уже споры внутри профессии). Можно считать, что вокруг пустота и «некому руку подать», а после смерти Ганди так и вообще поговорить не с кем. Однако пока люди не признают, что вокруг них есть профессиональное сообщество — пусть не без проблем, разношерстное и временами склочное — и в этом сообществе им и их ученикам жить не много хорошего произойдет.
Вот куда было бы интереснее, если бы написала Е. Альбац о замечательных исследованиях, которые делались в Институте международного рабочего движения АН СССР, например. Или в Институте США и Канады. Или еще где-то. Вот это, по моему мнению, было бы профессионально. Да и в прекрасной библиотеке, куда Альбац попала в начале 1990-х годов, книжки из этих организаций должны были быть. Просто, видимо, интересы научные интереса к ним не прибавляли. Но если научный интерес не вывел на советскую или российскую политологию, это ведь не говорит о том, что их не существует. Так ведь?

Комментариев нет:

Отправить комментарий